Казначейский контроль расчетов по госконтрактам

Президент Владимир Путин поручил правительству ускорить перевод госконтрактов на казначейское сопровождение, исключающее нецелевое расходование бюджетных средств и накопление дебиторской задолженности по авансам.

Жесткие сроки установлены для перевода под казначейский контроль самых непрозрачных бюджетных трат: c 1 июля — расчетов в сфере гособоронзаказа, а с 2018 года — по контрактам с единственными поставщиками и субподрядчиками. Впрочем, еще год назад в Минэкономики предупреждали: расчистка рынка госзаказа от недобросовестных участников на первом этапе снизит конкуренцию в госзакупках и увеличит стоимость госконтрактов.

Казначейский контроль расчетов по госконтрактам в гособоронзаказе (ГОЗ) вводится с 1 июля 2017 года, а с 2018 года он затронет все госконтракты с единственными поставщиками, в том числе переданные субподрядчику (такую практику активно используют назначенные единственными поставщиками ФГУПы). Для "иных контрактов" и "иных случаев" бюджетных трат (их перечень сформирует Белый дом) казначейский контроль будет вводиться поэтапно. "Дорожную карту" реформы, которая должна затронуть расчеты по госконтрактам на всех уровнях кооперации, в том числе с субподрядчиками, правительству поручено утвердить до 15 апреля и доложить президенту к 15 октября 2017 года. 

Впервые ужесточить контроль за движением госсредств и субсидий, проводя их только через казначейские счета, Владимир Путин требовал еще в конце 2015 года, согласившись с предложениями Минфина после ряда громких скандалов (в частности, на космодроме Восточный). С 2016 года на казначейское сопровождение переведены контракты, предусматривающие авансирование стоимостью более 100 млн руб.: Минфин настаивает, что авансы создают дебиторскую задолженность и используются для иных целей (покупки валюты, прокрутки средств на депозитах, перевода в офшоры и т. д.). В конце 2016 года правительство уже утвердило новые правила расчетов по заключаемым в 2017 году госконтрактам — они касаются открытия спецсчетов в казначействе, а также порядка зачисления и списания средств. Как отмечает экспертно-аналитический центр ценообразования в оборонной промышленности "Эксперт 275", в 2017 году через казначейские счета уже должны финансироваться контракты ГОЗ с Минпромторгом, Роскосмосом и др.

Однако ряд предложений Минфина год назад вызвал возражения Минэкономики. В ведомстве предупреждали о снижении конкуренции и росте цен: новый порядок раньше применялся Минобороны — и некоторые позиции в рамках гособоронзаказа обошлись втрое дороже аналогичных гражданских. Однако в ноябре 2016 года министр финансов Антон Силуанов констатировал: "переход на казначейское исполнение государственных контрактов позволил аккумулировать в бюджете и раньше времени не предоставить средства в сумме 250 млрд руб." — а объем остатков по межбюджетным трансфертам сократился в десять раз, до 17 млрд руб. Одновременно, впрочем, подтвердились и прогнозы Минэкономики: из-за снижения рентабельности госконтрактов снизились темпы строительства школ, детсадов и объектов инфраструктуры. Представители же субсидируемых предприятий жаловались Владимиру Путину, что вынуждены по нескольку месяцев ждать одобрения казначейством заявок на приобретение необходимых товаров (например, бумаги) — и в итоге из-за роста цен и тарифов им не хватает денег. 

О необходимости совершенствования нововведений заявляла в конце года на совещании с президентом и глава Счетной палаты Татьяна Голикова. Она отмечала, что под казначейское сопровождение попали только 30% ассигнований — так, например, 70% контрактов российского дорожного агентства не имеют такого сопровождения, потому что в них нет авансов. При этом в ряде закупок других сфер там, где есть авансирование, после проведения аукциона снижение начальной максимальной цены варьируется от 3% до 6%, а там, где нет,— от 0,07% до 0,5%. Таким образом, обеспечить мгновенную экономию бюджетных средств Минфину вряд ли удастся — в короткой перспективе после расчистки рынка госконтрактов на нем останутся участники, работающие "вбелую" или сохраняющие административный ресурс для доступа к освоению бюджетных средств, однако уход с него недобросовестных участников вряд ли негативно скажется на состоянии конкуренции.