Обеспечения имущественной ответственности СРО

В продолжение развития темы обеспечения имущественной ответственности СРО и их членов необходимо отметить ряд острых проблем, обозначившихся за четыре года саморегулирования строительной отрасли.
Начнем с проблемы эффективности и рациональности использования такого способа обеспечения имущественной ответственности СРО как формирование компенсационного фонда.
Как показывает практика саморегулирования строительного комплекса, за последние 4 года выплаты средств КФ по всей России составили ничтожную цифру. Даже Национальные объединения строительной отрасли не могут дать более 2-х незавершенных примеров таких выплат. Вместе с тем было достаточно большое количество случаев причинения вреда, которые были полностью урегулированы за счет системы страхования.
При этом по самым скромным подсчетам более 80 млд. рублей КФ СРО лежат на депозитах кредитных организации. Для СРО — это «мертвый груз». Подчеркиваем: именно для СРО – это груз и тяжелое бремя удачного размещения и сохранности. Пользы от таких накоплений и преумножений КФ нет ни для СРО, ни для его членов, ни для отрасли в целом. Польза только для кредитной организации, которая при этом не обязана ни отчитываться перед СРО об использовании средств КФ, ни страховать свою ответственность.
Парадокс, но выплаты из КФ за указанный период по причинению вреда ничтожны, а вот потери по иным причинам колоссальны (иные причины — это банкротства кредитных организаций и российская инфляция).
Отзыв лицензий у ряда российских банков – ОАО «Пушкин», ООО КБ «Объединенный банк развития», ООО КБ «Ратибор-Банк», ОАО КБ «Мастер-Банк» и пр. обострили вопросы о компенсационных фондах СРО, их сохранности и защиты.
В СМИ появились публикации и заявления о том, что, дескать, в таких банках пострадали только недобросовестные (т.н. «коммерческие») СРО и их непорядочные руководители, и о том, что система СРО начала самоочищение и пр. «бытовые» суждения на эту тему.
Сразу скажем, что это категорически не так. Многие добросовестные СРО размещают средства КФ в «чисто» коммерческих банках в благих целях, прописанных в ФЗ о СРО и ГрК РФ, - целях сохранения и увеличения средств КФ.
Следует отметить, что так называемые «надежные банки» дают по депозитам настолько мизерный %, что он не компенсирует даже реальной инфляции. Компенсационный фонд, конечно, не уменьшается, но его компенсаторная функция, безусловно, от инфляции снижается, что не соответствует задачам размещения средств КФ, заложенным в законодательстве.
Так, например, многие аудиторы по результатам ежегодных проверок СРО делают замечания руководству СРО в случае, если средства размещены под % ниже среднерыночного или инфляционного, пусть даже и в надежном Сбербанке России, ВТБ 24, Росбанке и пр.
При этом мы можем констатировать абсолютную безответственность государства в указанной части. Российская Федерация и казна также должны нести ответственность за полный возврат средств КФ, размещенных в кредитных организациях, так как, во-первых, государство через законодательный орган определило требование размещать КФ в соответствующем вкладе российских кредитных организаций; во-вторых, государство после тщательной (так требует закон) проверки выдало кредитной организации лицензию и допустило на рынок; в-третьих, именно государственные органы осуществляют контроль и надзор за работой кредитных организаций и их администраций (и должны это делать добросовестно за деньги налогоплательщиков); в-четвертых, именно государственный орган, своевременно не справившись со своей задачей, лишает кредитную организацию права работы и, как следствие, наносит ущерб многочисленным кредиторам банков, включая СРО, их членов и, в конечном счете, потенциальным потерпевшим и потребителям работ и услуг членов этих СРО.
Во многих СРО заключены договоры коллективного страхования ответственности членов СРО, которые имеют по своим условиям страховую сумму значительно превосходящую размер их КФ.
Практика развитых иностранных государств в части обеспечения имущественной ответственности субъектов различных отраслей экономической деятельности делает ставку именно на страхование ответственности и его развитие, но не на формирование специальных фондов такой ответственности (компенсационных, резервных и пр.).
Также следует отметить, что Федеральный закон «О саморегулируемых организациях» также не требует обязательного формирования СРО компенсационных фондов, вместо которых СРО вправе применять только систему коллективного и/или индивидуального страхования соответствующего уровня.
Четыре года саморегулирования показали, что компенсационные фонды выполняют не основную, а вспомогательную функцию, которая практически не востребована. В связи с чем, далее формирование компенсационных фондов должно стать добровольным для СРО при сохранении уже сформированных КФ, а вот систему страхования надо развивать и укреплять всеми силами. Вполне возможно, что необходим отдельный федеральный закон об обязательном страховании гражданской ответственности вследствие недостатков работ, влияющих на безопасность ОКС.
Есть и проблема несколько иного уровня. До внесения записи в ЕГРЮЛ о ликвидации кредитной организации – банкрота считается, что СРО, разместившая в ней средства своего КФ, сформировала и имеет указанный КФ. Такая ситуация может длиться годами, пока идет конкурсное производство. Но, де-факто, СРО не может отвечать перед потерпевшими этим КФ, так как не может им в процедуре банкротства свободно распорядиться, в том числе на выплаты потерпевшим. Как же тут реализуется компенсационная функция СРО? Средства КФ вроде есть, а выплатить потерпевшим нельзя…
При этом иные, не менее важные свои функции, СРО может прекрасно выполнять и при отсутствии КФ как такового.
Так стоит ли сразу вести речь об исключении СРО, утратившего КФ при банкротстве кредитной организации в ситуации, когда эффективность участия КФ в системе компенсации вреда не доказана в отличие от страхования?
Полагаем, что необходимо устранить возможность исключения из государственного реестра саморегулируемых организаций добросовестных саморегулируемых организаций, которые утратили средства компенсационных фондов не по своей вине или вине своих членов, при обязательном наличии у них системы страхования гражданской ответственности членов перед третьими лицами, как альтернативного способа обеспечения ответственности. При этом страховая сумма должна быть не менее размера соответствующего компенсационного фонда, установленного законом.
Проблема сроков восстановления КФ СРО также становится актуальной. Сроки восстановления КФ и его порядок в ГрК РФ прописаны только для случая восстановления после произведения выплат потерпевшим. Вместе с тем следует отметить, что срок по восстановлению средств КФ продолжительностью до 2 месяцев явно неразумный. И также требует корректировки.
Необходимо установить требования к обеспечению имущественной ответственности кредитных организаций в части, например, требования к обязательному страхованию банками своей ответственности за сохранность вклада по депозиту и гарантий возврата в случае отзыва лицензии. Такое страхование кредитная организация может вполне осуществлять в счет % по вкладу или за счет собственной чистой прибыли.
Необходимо более четко прописать правовой режим средств КФ, его целостность и неприкосновенность, а также первоочередную обеспеченность возврата при отзыве лицензии у кредитной организации.
Полагаем также, что следует добиваться, чтобы ответственность за происходящее в финансовой сфере перед СРО, разместившими средства КФ в кредитных организациях согласно требованиям законодательства, несла также Российская Федерации в лице Банка России за счет казны Российской Федерации в порядке субсидиарной ответственности.
И конечно же необходимы изменения, связанный с запретом коллегиальным органам управления СРО (Советам, Правлениям и пр.), а также единоличным исполнительным органам (Генеральным директорам, Президентам, Исполнительным директорам и пр.), принимать решения о размещении средств КФ в тех или иных кредитных организациях по своему усмотрению. Этот вопрос должен быть отнесен к исключительной компетенции Общих собраний членов СРО. Так как закон возлагает обязанность по восстановлению средств КФ на членов СРО, а не на членов Советов/Правлений или Генеральных/Исполнительных директоров, то и решать судьбу размещения средств КФ должны именно члены СРО.
Еще одной комплексной проблемой, которую бы хотелось затронуть в теме обеспечения имущественной ответственности, является проблема распределения такой ответственности м/у членами СРО, страховыми компаниями, собственно СРО и прочими органами и участниками такой ответственности (государственными экспертными учреждениями и негосударственными экспертизами, госстройнадзором и пр.). Речь пойдет о статье 60 ГрК РФ в ее существующей редакции, прошлой и будущей редакциях.
С июля текущего года субсидиарная ответственность СРО, экспертиз и госстройнадзора была заменена на солидарную.
Сейчас практически все СРО и Нацобъединения указывают на необходимость возврата к субсидиарной ответственности. Главный аргумент – солидарная ответственность порождает безответственность непосредственных причинителей вреда - изыскателей, проектировщиков, строителей, т.е. членов СРО, которые начинают относиться к профессии менее добросовестно, зная, что за них, случись что, ответит страховщик или СРО, или экспертиза и госстройнадзор соответственно. Подготовлен даже соответствующий законопроект о возврате субсидиарной ответственности, о котором рассказала моя коллега в предыдущем выступлении. При этом как достижение в пример ставится введение ответственности перовой очереди для собственников нежилых ОКС, которая, безусловно, отсрочивает ответственность и членов СРО, и самих СРО и пр. субъектов ответственности.
Но вот складывающаяся правоприменительная практика и, в частности, судебная, говорит как раз о том, что спешить отказываться от солидарной ответственности СРО не стоит. Надо все еще раз обдумать и взвесить. Так ли выгодна субсидиарная ответственность для СРО?
Давайте рассмотрим данный вопрос на живом примере.
В августе 2011 года компания-подрядчик Ц, имевшая допуск от СРО М, смонтировала на объекте заказчика - компании А калорифер приточной установки. В январе 2012 года произошел разрыв калориферной секции приточной установки и было испорчено имущество третьего лица С (арендатор помещения у компании А) на сумму 2,5 млн. рублей.
По какой-то причине ни один из указанных субъектов не обратился с заявлением о страховом случае ни в СРО М, ни в страховую компанию. Не важно, по какой причине. Просто примем это за факт. И начали они судится.
Тут следует отметить, что судились они также без привлечения к участию в деле страховой компании и СРО М. Тут сложно обвинять кого-то из участников, кроме самого причинителя вреда – компании Ц, которая не сообщила в СРО и страховую об инциденте. Согласно ст. 399 ГК РФ и складывающейся судебной практике ни потерпевший (истец), ни суд не обязаны привлекать к участию в деле субсидиарно-обязанное лицо.
По решению Арбитражного суда города Москвы от 30.10.2012 года по делу №А40-72284/2012 суд взыскал с компании А, как арендодателя и собственник помещения в пользу арендатора С сумму 2,5 млн. рублей. При этом в том же процессе была установлена вина и собственно причинителя вреда – фирмы Ц, так как он был определен истцом также в качестве соответчика.
При этом ни СРО, ни страховая компания в процессе не участвовали, в проведении судебной экспертизы не участвовали, своих возражений и пояснений не давали и никак не имели возможности повлиять на исход процесса, который, в конечном счет, мог затронуть и их финансовые интересы.
Далее, уже компания А обратилась в суд к своему подрядчику - причинителю вреда фирме Ц и, при наличии предыдущего процесса и вступившего в законную силу решения суда, без труда взыскала с Ц по решению Арбитражного суда города Москвы от 04 апреля 2013 года по делу №А40- 8458/2013 указанные суммы в порядке регресса.
СРО М чудом избежало в указанном случае ответственности, так как заказчик работ – компания А по исполнительному листу быстро списала со счета фирмы Ц указанные средства и инцидент был исчерпан. Фирма Ц просто не успела вывести деньги.
Если бы фирма Ц уклонилась от расчетов с компанией А, то ситуация бы развивалась следующим образом. Компания А, не получив удовлетворения от Ц, обратилась бы в СРО компании Ц. Страховая компания, скорее всего, отказала бы в страховой выплате, сославшись на просрочку сообщения о наступившем страховом случае и невозможности участия в процессе (условия о своевременности сообщения о страховом случае есть почти во всех договорах страхования), и СРО была бы вынуждена выплатить указанные деньги фирме А.
На наш взгляд, сейчас с июля месяца 2013 года солидарная ответственность в большей степени предполагает совместное участие в судебном разбирательстве как члена СРО – причинителя вреда, так и самого СРО, страховщика и пр. субъектов такой ответственности. При такой ситуации права члена СРО и самого СРО будут защищены более объективным и эффективным способом.
Категорически нельзя мирится со складывающейся ранее правовой ситуацией, при которой СРО ставилось уже перед состоявшимся фактом необходимости выплаты, не имея возможности принимать участия в профессиональном рассмотрении спора.
Дополнительно, полагаем, что Национальные объединения должны обратиться в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации и Верховный Суд Российской Федерации с просьбой о разъяснении нижестоящим судам необходимости привлечения по подобным спорам (спорам о качестве работ, влияющих на безопасность ОКС, и возмещении вреда) соответствующих саморегулируемых организаций и их страховых компаний.
В заключении хотелось бы отметить еще один проблемный аспект ответственности СРО перед потерпевшими.
В настоящий момент по выплатам из средств КФ СРО строительного комплекса не установлено никаких лимитов (ограничений). Вместе с тем есть ряд доводов для установления таковых в будущем.
Так, например, если СРО по одному случаю причинения вреда выплатила полностью средства всего компенсационного фонда, то остальные потерпевшие (обратившиеся в хронологической последовательности позднее) в результате остаются без финансового удовлетворения (пропорциональность удовлетворения всех предъявленных требований законом также не установлена). Такое положение нельзя признать обоснованным и справедливым. Вводя ограничительные меры по размеру выплаты каждому потерпевшему за каждый отдельный случай причинения вреда, мы полагаем, что будет достигнута большая справедливость по отношению к каждому потерпевшему, а не только к тому, кто первый обратился за возмещением вреда.
Введение лимита на выплаты будет содействовать цели недопущения злонамеренной полной растраты средств компенсационного фонда по сговору недобросовестных лиц. Ограничительные меры по размеру единоразовой выплаты сделают если и не невозможной, то, по крайней мере, весьма затруднительной растрату средств компенсационного фонда по злому умыслу.
Совершенно очевидно, что полная выплата (растрата) компенсационного фонда, если законодательство в этой части не будет изменено, станет означать для СРО однозначную потерю статуса СРО и прекращение соответствующей деятельности. Повторно собрать средства компенсационного фонда вряд ли кому-то удастся. Данное обстоятельство, очевидно, не соответствует ни интересам СРО, ни интересам его членов, ни интересам потерпевших, которые не являются первыми в очереди кредиторов СРО.
При этом введение лимита ответственности никак не влияет на размеры страховых выплат по индивидуальным и коллективным договорам страхования. Указанные выплаты по соглашению страхователя и страховщика могут превышать установленные ограничения по выплатам из компенсационного фонда, что укрепит роль страхования СРО в системе ответственности.
Например, оценщики уже достаточно давно (с конца 2010 года) ввели указанный механизм лимитированной ответственности для своих СРО.
Так, согласно статье 24.8 ФЗ «Об оценочной деятельности в РФ» размер компенсационной выплаты за счет компенсационного фонда по требованию или требованиям заказчиков либо третьих лиц к одному оценщику по одному страховому случаю не может превышать пяти миллионов рублей.
Юрист НП «МААП» Тысенко Евгений Олегович.

Добавить комментарий

Перед публикацией, Ваша сообщение пройдет визуальную проверку. Приносим извинение за неудобство.


Защитный код
Обновить